Репрессии на хранении и оцифровке
Категория: Жизнь     Опубликовано:

Репрессии на хранении и оцифровке


В МВД России сообщили, что учетные карточки всех осужденных, в том числе репрессированных в советское время подлежат оцифровыванию, а карточки на осужденных по политическим статьям необходимо хранить постоянно. Документы по другим уголовным статьям хранятся до достижения осужденными определенного возраста, а потом уничтожаются, и этот срок может быть продлен, если карточки имеют научно-историческое значение. Почему была уничтожена карточка крестьянина Федора Чазова, осужденного как «социально опасный элемент», в МВД пока не поясняют. В Росархиве говорят, что они проводят проверку.

Пресс-служба МВД России предоставила ответ на запрос «Ъ» о том, как ведомство хранит учетные карточки на осужденных в годы советской власти. Напомним, в конце прошлой недели директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов обратился к главе Совета при президенте РФ по правам человека Михаилу Федотову с просьбой выяснить, почему в УМВД по Магаданской области была уничтожена учетная карточка на крестьянина Федора Чазова, репрессированного и приговоренного к лагерям.

Господин Романов подчеркнул, что неизвестно, сколько карточек было уничтожено таким образом, но это будет иметь катастрофические последствия для работы исследователей прошлого. Кроме того, известно, что в Верховный суд обратилась жительница Подмосковья Нина Трушина с жалобой на то, что карточка родственника была отложена на уничтожение, но в суде решили, что секретный приказ не нарушает ее права.

В пресс-службе МВД России пояснили, что они постоянно хранят учетные карточки «на лиц, подвергнувшихся уголовному преследованию за совершение преступлений, относящихся или ранее относившихся к государственным», в том числе на реабилитированных.

Таким образом, уничтожаются карточки на осужденных по другим уголовным статьям. В МВД подчеркнули, что если документы на осужденных по неполитическим статьям имеют научно-историческое значение, то срок их хранения может быть продлен. Впрочем, какой именно срок хранения установлен ведомственными нормативами, в МВД не уточнили.

«Этот ответ вызывает дополнительные вопросы, — пояснил “Ъ” господин Прудовский.— Например, если уничтожаемые карточки оцифровываются, то почему мне не дали архивную справку?» Он пояснил, что политической считается 58-я статья УК СССР (контрреволюционные преступления). «Но у Федора Чазова даже номера статьи нет, только написано: осужден как социально опасный элемент», — говорит господин Прудовский.

«Я направил в УМВД по Магаданской области вопрос, делали ли они оценку ценности карточек перед уничтожением, — добавил исследователь.— И спросил МВД России, сколько карточек и за какие годы уже уничтожено». Аналогичный вопрос «Ъ» также направлял в МВД России, уточнив, можно ли считать, что были уничтожены карточки на осужденных, родившихся более 80 лет назад — до 1938 года. Однако в ведомстве на него не ответили.

В пресс-службе Росархива в ответ на запрос «Ъ» сообщили, что «учетные карточки на репрессированных граждан не входят в состав Архивного фонда РФ, поскольку являются частью централизованных оперативно-справочных криминалистических и розыскных учетов, а порядок их ведения определен нормативными правовыми актами МВД России». «Насколько известно Росархиву, никаких решений, связанных с уничтожением карточек учета на репрессированных граждан, в МВД России не принималось», — пояснили в службе. В Росархиве добавили, что проводят собственную проверку.

Анастасия Курилова.

       Источник: Новости Mail.Ru